Семинар по основам инклюзивных коммуникаций

После недолгого затишья в активности я посетила довольно необычное мероприятие — двухдневный семинар «Основы инклюзивных коммуникаций». Чтобы непонятные слова вас не спугнули, немного поясню: инклюзия — значит включение, подразумевается включение людей с инвалидностью в жизнь общества. Коммуникация — общение. Инклюзивная коммуникация — общение на равных людей с инвалидностью и без.

Семинар организован объединением «Белая трость» под руководством Олега Колпащикова. Это очень активный незрячий человек, общественный деятель, лидер инклюзивного движения любителей яхтинга «Паруса духа».

Семинар проходил в одной из аудиторий Уральского гуманитарного института с 24 по 25 октября, с 10 до 18 часов. Мероприятие получилось очень разноплановым. Что-то удалось, что-то могло быть и лучше, но… обо всём по порядку!

Нас, участников, набралось 43 человека. По моим прикидкам, люди с инвалидностью составляли где-то одну треть, и в основном, это были незрячие и слабовидящие, был и человек на коляске (Ярослав), который в «Белой трости» монтирует видеоролики, занимается сайтом и выполняет прочую работу с техникой.

Присутствовали студенты психологических факультетов, будущие медики, соцработники (уже действующие), представители организации «Благое дело». Были не только екатеринбуржцы, но и гости из Челябинска, Нижнего Тагила, Москвы и даже из Севастополя!

Началась наша встреча с заданного ведущим (Олегом Колпащиковым) вопроса: «А зачем нам другие люди. Зачем нам люди, вообще?»
Ответ не требовалось дать сразу; Он должен быть сформулирован к концу семинара. На этот вопрос все внутренне прореагировали по-разному: кто-то недоумением, кто-то задумчивостью…

Затем нам раздали небольшие анкеты и психологические тесты. Нас попросили оценить определённые характеристики своего состояния / поведения по четырёхбалльной шкале. Аналогичный тест, правда уже с другой анкетой, пришлось заполнить и в заключении второго дня. Мне необходимость заполнения этих тестов не совсем понятна. Сами мы их не анализировали. Видимо, это зачем-то нужно для организаторов и ведущих, в числе которых был и психолог.

После тестирования нас поделили на группы: в одной люди с инвалидностью, в другой, условно говоря, «здоровые» люди. Участников первой группы попросили составить список причин, мешающих общению с людьми без инвалидности. Участники второй команды получили обратное задание: составить список причин, препятствующих общению с инвалидами.

Первая команда в качестве проблем общения инвалидов со «здоровыми» выделила такие пункты, как:
«Здоровые» люди мало знают о возможностях инвалидов;
У «здоровых» людей есть стереотипы, предрассудки, предубеждения;
«Здоровые» боятся тех, кто не похож, кто отличается от них самих.

Представители второй (условно говоря, «здоровой») команды назвали следующие причины трудностей общения с инвалидами:
Боязнь обидеть инвалида, сказать что-то не то;
Страх, незнание, как себя вести с «непохожим»;
Предыдущий негативный опыт общения с инвалидом (если когда-то какой-то инвалид повёл себя неадекватно, например, в грубой форме отказался от предложенной помощи).

Аналогичную групповую работу мы проделали и на второй день семинара, но вопрос стоял немного иначе. «Инвалидной» команде нужно было ответить на вопрос: «Что мешает здоровым общаться с нами», и «здоровяки» отвечали на вопрос: «Почему инвалидам бывает трудно общаться с ними (со «здоровыми»)?». И снова были списки причин, в чём-то схожих с предыдущими, но и новые пункты появились.

Дискуссия о проблемах общения, на мой взгляд, очень важна и должна быть более глубокой. За обозначением причин (преград) должен был последовать некий анализ, возможно, каждого пункта или нескольких основных, возможно, составление целостной картины с рекомендациями по преодолению этих барьеров. Лично мне не хватило грамотного разбора, анализа.

Следующее упражнение: нас разделили на инклюзивные (смешанные) группы по 5 человек и задали странный, неприятный вопрос: «Как люди друг другом пользуются в различных ситуациях?». Причём каждой команде ситуации были предложены не одинаковые. Рассматривались отношения «супруг — супруга», «отец — ребёнок», «солдат — командир» и так далее. Нужно было выписать внешние признаки, которые говорят о том, что один человек использовал другого плохо или хорошо.

Мне, равно как и другим участникам семинара, модель «использования» не пришлась по душе. Использовать человека — значит манипулировать им, обращаться с ним как с вещью. Кому же это понравится? Я высказала своё мнение, предложила заменить словом «сотрудничество», «действие вместе». Но ведущие возразили, сказав, что понятие «использование» гораздо шире. Я с этим так и не согласилась. Модель «использования» прошла красной нитью через весь семинар, и даже в заключительной анкете были вопросы типа: «Сколько раз вы хорошо использовали людей в эти 2 дня?», «сколько раз вас плохо использовали?», «сколько раз это были люди с инвалидностью?». Я была возмущена. Да никого я не использовала! Мы сотрудничали, мы содействовали!

В следующем упражнении нужно было составить список смыслов — для чего мы живём. Для кого-то это любовь, для кого-то творчество, дружба, духовное развитие, вера и так далее. Затем каждый выбирал 3 самых главных смысла своей жизни. Со смыслами жизни было связано и домашнее задание. Нас попросили написать эссе о том, как эти ценности изменились бы в случае войны, в случае реальной опасности. На следующее утро каждый поделился мыслями. Тема очень спорная, не сразу мы её восприняли, но это не стало поводом уклонится от размышлений.

Говоря о домашнем задании, я забежала вперёд. До того ещё было упражнение, цель которого я до сих пор не понимаю. Нужно было разбиться на тройки. Один участник трио рассказывал о событии, вызывающем у него положительные эмоции. Второй должен был слушать, а третий — следить за реакциями второго (то есть слушателя). Третий, иначе говоря, был наблюдателем. Как известно, человеку незрячему отслеживать внешние реакции очень сложно (мимика, жесты, позы — восприятие всего этого ему затруднительно). В таком виде оно подошло бы не для инклюзивной, а для полностью зрячей аудитории. Да и не все явно реагируют на чей-то рассказ. Из-за названных трудностей многие выполнили упражнение кое-как, от чего его смысл теряется.

В конце первого дня нам показали два видео. Первое — про инклюзивную парусную регату, а второе — про деятельность Валентина Гаюи — основателя первой в мире школы для слепых людей. После просмотра было довольно активное обсуждение.

Теперь расскажу о занятиях второго дня.

Второй день начался с «проверки домашнего задания». Мы озвучили свои мысли на тему «Как изменятся наши ценности, если грянет война».

Занятие продолжилось «теорией о четырёх парах чувств». Нам рассказали о том, что чувство обиды можно перевести в любовь, страх переходит в предвкушение, стыд — в интерес, а вина — в чувство собственного достоинства. Я раньше ни от одного психолога такой теории не слышала. Теория кажется какой-то спорной либо была недостаточно чётко изложена.

Проработать 4 пары чувств нас попросили через дыхание. Вспоминая негативное чувство, нужно было сделать шаг назад, глубоко и ровно подышать, переключиться на позитивное ощущение и шагнуть вперёд. Опять же, мне не хватило целесообразности и глубины.

В заключительные 2 часа семинара было, на мой взгляд, самое необычное и яркое телесно ориентированное занятие. Мы сняли обувь и стали двигаться под спокойную классическую музыку. В основном работали в парах. Допустим, один партнёр незрячий, другой — зрячий, или один играет роль незрячего (закрывает глаза), другой — ведущий. То есть реальные незрячие тоже были равноправными ведущими.

Задания были разные: и по очереди прикасаться друг к другу, и водить друг друга по аудитории за руку, и ходить, прислонившись спинами, как бы возлагая друг на друга тяжесть своего тела, а потом мы танцевали! Я очень давно мечтала потанцевать или в группе незрячих, или в смешанной группе. И вот мечта осуществилась! Красивая музыка, партнёр (зрячая девушка) держит за руку и под локоть, ты держишь её… И так вы, опираясь друг на друга, плавно скользите по аудитории, аккуратно обходя другие танцующие пары…

Под конец я уже вальсирую на цыпочках… Несколько шагов вперёд, несколько назад, разворот, быстро вперёд, и снова, и снова… Ради этого точно стоило приходить!

Вот такое разностороннее мероприятие получилось.

Кстати, из 43 участников осталось всего 16, включая Олега. Да, кто-то покинул мероприятие раньше, потому что нужно было ехать в другой город, кого-то ждали другие неотложные дела. Я бы не хотела расценивать столь резкое сокращение количества участников как чёткий показатель, но… Возможно, если было бы больше глубины, целостности, структурированности и аналитической работы, было бы иначе.

В прочем, это первый семинар такого рода. Он является частью подготовки к международному конгрессу инвалидов, который пройдёт в Екатеринбурге в 2017 году. Хочется верить, что организаторы семинара в своей деятельности учтут как сильные, так и слабые стороны прошедшего мероприятия, и не будут останавливаться на достигнутом.

Благодарим Вас за внимание! Пожалуйста, поделитесь с друзьями в соцсетях.

1 комментарий

Добавлю, что одним из бесспорных достоинств этого мероприятия стали его участники. Мы много и содержательно общались в перерывах, активно взаимодействовали, выполняя практические задания.
С некоторыми я уже был знаком и было приятно встретиться, обменяться мнениями и впечатлениями. Были и новые интересные личности.
Честно говоря, после столь продолжительного и загруженного первого семинарного дня пришлось приложить некоторые усилия, чтобы заставить себя приехать на второй день. Возможно, подобные мероприятия лучше стараться проводить в течение одного дня.
Про «использование» — согласен с Маргаритой — неудачное понятие, а это очень важно, чтобы такие ключевые понятия были максимально чёткими выверенными, не должны вызывать какого-то явного негатива.
Мне тоже не хватило в этом семинаре какой-то концептуальности, основательности, продуманности, что ли, но безусловно, он послужил определённым импульсом, чтобы задуматься о проблематике инклюзивных коммуникаций, инклюзивного диалога, попробовать погрузиться в эту тему глубже.
Так или иначе, но мы довольно-таки интересно провели эти выходные!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *