Школа тифлокомментирования. День первый

Сегодня (26 августа) я посетила II международную школу «Тифлокомментирование как новая социальная услуга для людей с проблемами зрения», организованную Министерством культуры Свердловской области, Свердловской областной библиотекой для слепых и Областной организацией ВОС. Мероприятие проходило в здании театра «Щелкунчик», что на 8 марта, 104. Сегодня был первый день конференции, завтра будет второй, завершающий.

Международную школу тифлокомментирования я посетила не одна, а с двумя прекрасными девушками, которые всё чаще становятся моими верными спутницами на всевозможных мероприятиях. Одна из этих милых девушек, Светлана — преданный волонтёр проекта «Опиши мне». А другая — Настя Мильчакова — это талантливый незрячий человечек, будущий клинический психолог.

На «международную школу» я была приглашена директором Свердловской библиотеки для слепых. Приглашение я получила как соавтор проекта «Опиши мне». Этот проект имеет прямое отношение к тифлокомментированию: словесному описанию визуальной информации для незрячих и слабовидящих людей. Именно этим волонтёры нашего проекта и занимаются.

Посетить конференцию меня побудило несколько моментов. Во-первых, я просто хотела узнать что-то новое, во-вторых, мне рассказали, что главным выступающим будет американский специалист по аудиодескрипции (тифлокомментированию); ну и, в-третьих, мне будет предоставлена возможность самой выступить с докладом о проекте «Опиши мне». Доклад делать я буду завтра, сегодня присутствовала как слушатель.

«Специалист из Штатов?! — подумала я, — ого, это не может быть скучно!»
Очень хотелось узнать о международном опыте тифлокомментирования. «Гвоздём» конференции оказался Джоэл Снайдер, руководитель программы тифлокомментирования при Американском Совете слепых.

И так, около 9:40 мы прибыли на место. начало мероприятия в 10. Получаем бейджики, раздаточные материалы и наушники. И здесь я лукавлю: наушники получают не все. Их просто на всех не хватает. Событие довольно многолюдное: приехали сотрудники библиотек для слепых из Тульской, Челябинской, Пермской области, были представители власти, театрального сообщества, СМИ, профессиональные тифлокомментаторы и те, кто мечтает ими стать.

К счастью, моего уровня владения английским с лихвой хватило для отличного понимания всего, что говорил мистер Снайдер. А вот спутницам моим не повезло: наушников девочкам не досталось, да и я не всегда могла уделить время переводу для них. Были ещё люди, которые не полностью ухватывали суть лекции из-за недостаточного знания языка. У меня, конечно, были опасения — знаете, акценты бывают очень разные. Но Джоэл Снайдер оказался великолепным оратором с идеальным американским английским. Да что говорить, ведь этот человек с 80-х годов сам занимается тифлокомментированием: описывает мультфильмы, пьесы и художественные фильмы, делая искусство кино и театра доступным для незрячих.

Слушать мистера Снайдера было одно удовольствие. За 3 часа он рассказал о многом. В частности говорил о том, что тифлокомментарий — это не объяснение, а именно описание: «У незрячего человека есть свои мозги. Он не нуждается в разжёвывании информации. Достаточно лишь правильно уметь рассказать, что происходит на экране или на сцене».

Также был затронут вопрос описания цвета. Оратор верно подметил, что незрячий — не значит необразованный или отстранённый от мира видящих. Среди людей, имеющих проблемы со зрением, много слабовидящих, много тех, кто раньше видел, а также тех, кто может представлять цвета: трава — зелёная, небо — голубое или пасмурно-серое и так далее.

Чтобы подчеркнуть значимость тифлокомментариев, мистер Снайдер сделал следующее: он предложил послушать (да-да, без картинки, без видео, только послушать) отрывок из иранского фильма «Цвет рая». Мы замерли и стали вслушиваться. Снайдер умышленно выбрал отрывок без единого слова. Мы слышали пение птиц, шум леса и дыхание ребёнка. Прошло 3 минуты. Звук затих, и Джоэл спросил, поняли мы что-нибудь. Он велел нам выдвигать различные версии происходящего на экране, то есть «какой мог быть видеоряд».

Одни говорили, будто там кто-то карабкался, другие — будто мужчина плыл, третьим казалось, что в лесу идёт дождь. Я не стала выдвигать свою версию, но мне казалось, что никто не прав.

Затем мистер Снайдер включил тот же звуковой ряд, но уже с тифлокомментарием (со словесным описанием), но всё ещё без видео. Оказалось, что сюжет был таков:
Осень, мальчик лет восьми шарит по земле и вдруг находит птенца. Подбирает его, гладит по головке, кладёт в карман рубахи и забирается на дерево. Он обследует ветки вокруг в поисках самых надёжных. Мальчик карабкается всё выше и обнаруживает гнездо. Он осторожно достаёт птенца из кармана и кладёт в это гнездо, затем спускается с дерева.

Снова звук затих, а Джоэл спросил нас, что необычного было в этом мальчике. Кто-то из зала ответил: «Да он ведь слепой!» Мистер Снайдер велел пояснить, почему зритель так решил. «В описании было много ощупывания и ни одного зрительного глагола». И верно: фильм «Цвет рая» о незрячем мальчике Мухаммеде…

Далее лектор говорил о важности точного подбора слов при составлении тифлокомментария. Согласитесь, можно птенца схватить, осторожно взять, поднять, подобрать, подцепить. Смысл будет совершенно разным. Разными будут эмоции. Вопросы объективности и эмоциональности при тифлокомментировании тоже не остались без внимания.

Кроме того, нам показали несколько примеров аудиоописаний мультфильмов и детских телепередач, мистер Снайдер поведал об опыте тифлокомментирования баскетбольных матчей и балета, а также аудиосопровождения экскурсий по музеям.

Прозвучало и немного статистики. Так, в США около 22,1 млн человек имеют серьёзные проблемы со зрением. 10 процентов из них владеет шрифтом Брайля. 9 ведущих телекомпаний по закону обязаны делать аудиоописание на 4 часа контента в неделю, то есть 4 часа фильмов и телепередач должны сопровождаться тифлокомментарием.

Участники конференции задавали оратору много вопросов. Людей интересовало, насколько подробным должен быть тифлокомментарий, что делать, если немая сцена происходит во время песни: дать зрителям возможность послушать песню или лучше описать происходящее. Я склоняюсь ко второму варианту. Саундтрек можно найти потом, самостоятельно, а вот описание способен сделать лишь профессионал.

Также мистер Снайдер с тревогой говорил о том, что не все признают пользу тифлокомментирования. Есть преподаватели, которые считают, будто не нужно приучать незрячих, особенно детей, к аудиодескрипции. Это делает их более зависимыми. Я не могу согласиться, ведь, находясь в кинотеатре со зрячими друзьями, я буду зависеть от их желания описать непонятные места в сюжете. А сколько раз я в детстве переживала из-за того, что кто-то смотрит «Тома и Джерри», заливисто смеётся, а я абсолютно в стороне, ибо диалогов в мультфильме практически нет!

Обсуждалась и общая польза тифлокомментария, а также субтитров.
«Представьте, — объясняет мистер Снайдер, — что вы учите иностранный язык. Вы видите картинку и читаете текст. Разве это не помощь в изучении языка? Или вы хотите пополнить свой словарный запас: хороший тифлокомментарий и в этом поможет. Либо же вам банально некогда сидеть перед телевизором. Нужно готовить, смотреть за ребёнком, работать. Вы можете слушать фильм с тифлокомментарием и ничего не пропустить!»

Меня очень порадовал такой профессиональный, универсальный подход. Ведь получается: то, что мы делаем для определённой группы людей, в итоге полезно всем!

У меня столько впечатлений, что я могла бы ещё писать и писать, но, думаю, у читателей меньше терпения, чем у писателей. Посему завершаю свой рассказ.

Продолжение темы — тут.

Благодарим Вас за внимание! Пожалуйста, поделитесь с друзьями в соцсетях.

2 комментария

Поскольку Рита была только на открытии школы тифлокомментирования и семинаре Д. Снайдера, то она не увидела еще несколько очень интересных мероприятий, которые проходили в «Щелкунчике».
Итак, в 2 часа дня с копейками (во время перерыва) мы проводили Риту до подъехавшего такси, а сами пошли в забегаловку рядом, чтобы Настя покушала. Затем вернулись в театр. В 3 часа дня состоялась презентация современного танцевального спектакля, который получил название «Невидимая соната». Смысл спектакля заключается в так называемой инклюзии ( сотрудничестве зрячих с незрячими, совместное выполнение каких-либо действий, в данном случае танца). Сначала нам представили фрагменты видеозаписи с репетиций прошлого спектакля, затем отрывки из самого спектакля. После чего уже на сцене нам был представлен новый танец. Танцевали Маша (зрячий хореограф) и Настя (незрячая девочка). Можно сказать, что во время показа видео и танца девочек я попрактиковалась в тифлокомментировании – по правую руку от меня сидела Настя, а по левую оказался Алексей Юрьевич Филатов, с которым мы не были доселе знакомы (он представлял проект «Живопись слепых»). Комментировать спектакль для меня оказалось гораздо сложнее, чем видео для сайта опиши-мне.рф, ведь когда я описываю видеозаписи, то могу поставить видео на паузу, повторить какой-то фрагмент, тщательно подобрать слово, изменить уже готовый текст, если мне не нравится, как я написала. А здесь нужно было быстро и в режиме реального времени описывать то, что я вижу – костюмы, движения, декорации, перемещения танцоров по сцене. Если описать костюмы не составляет ничего труда, то описывать движения рук и ног очень сложно и нужно быстро схватывать рисунок, их действия. Но это новое для меня оказалось очень важной и нужной практикой, которая никогда не бывает лишней.
После презентации спектакля нам показывали фрагменты фильма с тифлокомментарием. К моему удивлению и восторгу, это был фильм «Пестрые сумерки» — последний фильм моей любимой актрисы Людмилы Марковны, где она выступает не только как актриса, но и как режиссер. Я смотрела этот фильм в прошлом году, успела забыть детали, так что мне было интересно и нескучно. Сначала нам показали фрагмент с тифлокомментарием, а затем другой фрагмент, но уже без картинки – только звук фильма и тифлокомментарий. Обсудили эти два отрывка, после чего второй фрагмент смотрели уже с видео. Дискуссия по этим отрывкам была на тему качества сделанного комментария. Мнения были разные, кто-то говорил, что нужно делать комментарии более эмоциональными. Моё мнение: комментарий должен быть нейтральным, чтобы он не навязывал людям какую-либо точку зрения. Зрители должны на основании своих впечатлений делать выводы, они же не тупые. Согласна с мнением людей, которые ( и их было большинство) считали, что комментарий в фильме недостаточно полный, много было сцен, которые нуждались в дополнительном пояснении. Алексей Юрьевич сказал, что этот фильм просто создан для тифлокомментирования. Много было пауз между диалогами, но не все они были заполнены описанием одежды, причесок и действий. А согласитесь, наряды, прически и макияж Людмилочки Марковны достойны того, чтобы описать их максимально подробно. Например, в один момент комментарий был таков: «у Анны на голове надет цветной платок». Я его представила совсем не таким каким он в последствии оказался.
После фильма был небольшой перерыв, а затем (около 5 часов вечера) нас пригласили спуститься вниз, где был фуршет, приглашали людей участников школы высказать свое мнение по поводу сегодняшнего мероприятия, а так же талантливо исполнял песни Валерия Сюткина и другие незрячий музыкант Вячеслав Трубин. По поводу пирожков, бутербродов и сока надо сказать отдельное спасибо организаторам, ибо съев в 8 утра всего 2 ложки каши, я была дико голодна.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *