«Звук рождается внутри» (Василий Белявин)

На фото - Василий Белявин с гобоем

Василий Белявин — незрячий музыкант, родился в 1990 г. в Екатеринбурге, окончил музыкальную школу, Уральский музыкальный колледж при Уральской государственной консерватории имени Мусоргского, в 2011 поступил в Санкт-Петербургскую государственную консерваторию имени Римского-Корсакова, где и продолжает учиться.

— Вот и первый вопрос: скажи, пожалуйста, что для тебя значит музыка, как она на тебя влияет?

— непростой вопрос, особенно если учесть, что музыка — это искусство звуков, а не слов. Иначе говоря, музыка передаёт то, что сложно описать словами: порой даже ярче, чем все слова!
Лично для меня это, конечно же, очень значимая часть моей жизни. Сложно было бы себя представить кем-то ещё, если не музыкантом.
В какой-то мере музыка даёт смысл существования. Пока играешь, точно знаешь, что живёшь не зря!
Да, я скорее исполнитель. конечно, что-нибудь послушать я тоже люблю. Это в основном всё та же музыка классическая, академическая, серьёзная. но ещё больше, наверное, нравится представлять, как это могло бы быть исполнено. Ведь композитор в нотах создаёт лишь набросок. Это, опять же, не прямая аналогия со словами. В музыке очень многое будет зависеть от того, как тот или иной исполнитель сможет погрузиться в мир произведения, прочувствовать его, и, с одной стороны, попытаться понять замысел композитора, с другой — привнести нечто своё.
Конечно, музыка способствует самовыражению, помогает передать нечто глубинное, чего, возможно, не выскажешь словами. К тому же, если после концерта хотя бы одному человеку в зале хотя бы ненадолго стало чуть лучше, легче, веселее, словом, просто, у кого-то улучшилось настроение, кто-то вновь полюбил эту жизнь, значит, концерт прошёл не зря. Я человек с неоднозначным характером, но наверное, через музыку могу проявить, действительно, нечто созидающее, влияющее на других да и на меня самого самым позитивным образом.

— А расскажи, почему ты выбрал именно гобой?

— А этот вопрос уже проще: пожалуй, это не я его выбрал, а он меня. Я интересовался различными звуками с детства, ну, там игрушки-погремушки… Словом, к шести годам я уже сам хотел на чём-либо играть. А дальше — просто, так сложилось. Сначала несколько месяцев со мной занимался педагог по фортепиано, приходя к нам домой, потом он посоветовал отправиться в музыкальную школу. Там тоже как-то так сложилось, что меня отдали педагогу по гобою. Первые несколько лет играл на блокфлейте — это такая небольшая дудочка из дерева. Вообще-то, тоже по-своему красиво звучит, но в нашей стране чаще используется как подготовительный инструмент для начинающих духовиков.
С десяти лет начал осваивать гобой. Поначалу, не отдавая себе отчёта в том, на чём именно я играю, а первые месяцы и даже годы игра начинающего гобоиста не слишком-то красива.
Вообще, инструмент очень капризный, особенно наши трости (пластинки из камыша, которые издают звук в результате вибрации воздуха)… Так вот, с ними вечно проблемы. Они реагируют на всё, вплоть до погоды и атмосферного давления, и долго не живут, часто ломаются. Зато иногда уж если зазвучит, то действительно, можно получить колоссальное удовольствие!
По сути, в игре ведь участвует весь организм: звук, как бы, рождается внутри, проходит сначала через тебя, а потом уже через инструмент…
Конечно, далеко не на каждом концерте стоишь и получаешь удовольствие. Рабочих моментов в нашем процессе тоже много, а порой ты сам не в настроении или что-то не доучил, или инструмент капризничает, а надо играть, потому что публика пришла, и она ни в чём не виновата. И уж тем более не виновата сама музыка.

— Следующий вопрос: в каких условиях тебе легче всего выступать? То есть что тебе нужно для отличного настроя на выступление? Быть может, утром ты обязательно должен выпить кофе, съесть три булки с изюмом или что-то подобное?

— О, да, каждое утро начинается с гречневой каши с молоком и сахаром — это, вроде, как символ нового дня. А если серьёзно, если находишься вне дома, особенно в другой стране, утро может начинаться абсолютно по-разному, и я стараюсь, чтобы мой выход на сцену не зависел от каких-то привычек. Наверное, просто, пытаюсь сосредоточиться. Кстати, достаточно взять инструмент в руки, сделать несколько вдохов, наиграть несколько нот, и организм уже начинает понимать, что пошла работа. А если собираешься, одеваешься, костюм уже знакомый, значит опять же сигнал организму: «Сегодня будет концерт». По дороге тоже можно внутренне поднастроиться, напеть себе какие-нибудь мелодии.

— А может ли что-то помешать тебе хорошо отыграть произведение, хорошо выступить?

— Хочется сказать: «Уважаемые зрители, перед началом концерта не забывайте отключать мобильные телефоны!»
Это шутка, так как я не слишком прислушиваюсь к тому, что творится в зале. Мобильники и прочие звуки скорее мешают самим зрителям слушать. А у меня свой процесс. Конечно, если я немного не доучил, неуверен, пальцы не идут на автоматизме, то будет некомфортно. Или если слишком холодно, или, напротив, очень жарко, или трость не даётся, и её приходится перебарывать, или начал залипать какой-нибудь клапан…
Словом, тут всего не перечислишь, и далеко не на всяком концерте чувствуешь себя абсолютно комфортно. Тем и славятся немногие выступления, когда музыка льётся, как будто сама, когда ощущаешь себя творцом некоего звучащего мира. Но наша исполнительская задача: играть несмотря ни на что, решать реальные проблемы и не замечать мелочей вроде зачесавшегося носа и делать вид, что всё отлично, даже если это не совсем так.

— Тебе довелось изрядно попутешествовать. Ты побывал во многих странах. Расскажи в нескольких словах, какие эмоции у тебя связаны с той или иной страной?

— Очень яркие впечатления остались об Италии, несмотря на то, что мы были там поздней осенью, на Севере страны в городке Кьери (пригород Турина). Шёл дождь, переходящий в мокрый снег, но мне не привыкать. В Италии на конкурсе мне удалось дойти до финала, занять первое место и в качестве одного из подарков (даже более впечатляющего, чем денежная премия) я получил возможность сыграть с оркестром очень редко исполняемое произведение: концерт для гобоя и оркестра Диттерсдорфа, которое я узнал и выучил только благодаря этому конкурсу. Конечно, было очень приятно.
В отличии от многих конкурсов, когда мы жили в гостинице, в Италии нас поселили в семью, где дочь Кьяра ещё и неплохо говорила по-русски, чего я никак не ожидал. Было приветливое жюри — словом, действительно, съездили по-царски.
Чаще же на конкурсах ситуация более напряжённая. Возможно, такой была поездка в Польшу, куда я поехал с новым для себя пианистом. Я всегда езжу с каким-либо пианистом, потому что гобой, как и прочие духовые, как и человеческий голос, инструмент абсолютно не сольный. Он нуждается в сопровождении.
В Польше также удалось пообщаться с местным населением. Я бы не сказал, как считается, что к русским там относятся как-то предвзято. Мне кажется, обычные люди относятся к нам нормально.
Голландия пока лидирует по самой невкусной еде. Вот уж где было не до привычек в питании.
А помимо конкурсов, зачастую более свободно чувствую себя на сцене во время концертных выступлений, когда нет духа состязательности, когда не сидит строгое жюри, у которого работа — вслушиваться и выбирать, и постоянно кого-то отсеивать. Когда я, просто, в роли приглашённого гостя, а с другой стороны, зрители пришли как бы в гости ко мне: просто послушать музыку и довольно редко солирующий инструмент — гобой. К сожалению, с концертами пока не доводилось выезжать в другие страны, только по России, но зато обычно очень приветливая атмосфера бывает в наших русских городах. Из поездок последних лет концерты вТамбове, Кирове, Тольятти, Петрозаводске.
Давно не выступал на Родине, хотя стоило бы. Но любой концерт — это ещё и серия предварительных договорённостей и об аренде зала, и с пианистом или оркестром. А на конкурс, просто, подаёшь заявку с необходимыми документами и получаешь либо приглашение, либо отказ. Дальнейшее уж как сложится.

— Не могу не спросить тебя об Америке. Расскажи нашим читателям, какова была цель поездки, сколько времени ты провёл в США? Какие эмоции связаны с этой страной и с тем городом, штатом, где ты жил?

— Эта поездка уникальна в моей жизни. Я провёл в той стране около года, и, хотя с тех пор прошло уже почти десять лет, всё равно, есть что вспомнить.
Я отправился в Штаты по программе «Flex» («Future leaders exchange»), можно перевести как «Обмен будущими лидерами». Это программа для школьников из старших классов. Там тоже был конкурс в три тура, но не связанный ни с музыкой, ни со знанием языка. Скорее вопросы, на которые мы отвечали, относились к нашим личностным качествам, и конечный выбор оставался за американской комиссией.
Ежегодно около тысячи школьников, среди которых в 2006 году оказался и я, отправлялись на год в Соединённые Штаты и погружались в совсем иную культурную среду.
Я попал в штат Южная Королина, город Спартанбург, в семью, где было десять детей разного возраста. Как-то сложилось, что я более тесно общался с малышами. Они более непосредственные. Подшучивали надо мной. Бывало, ляжет кто-нибудь на кровать мою и ждёт, пока я зайду в комнату: замечу или так и улягусь сверху. Или спрячут тапки куда-нибудь — иди ищи.
Ходил в школу для старшеклассников (High school). Школа была огромная. Две тысячи подростков на перемене, которая длится всего 5 минут, это что-то похожее на стихийное бедствие!
Но и там я познакомился с несколькими очень добрыми людьми. По началу только было сложно, пока плохо ориентировался в чужом для меня языке. Мне помогали, когда было нужно.
Плюс, при этой обычной школе оказался оркестр, и это стало для меня первым опытом игры не сольно, а в составе большой группы. Сейчас я стараюсь практиковаться во всех сферах: и в сольной, и в ансамблевой, и в оркестровой, но тогда это был первый подобный опыт. И как же всё-таки классно, когда приходишь на репетицию, а там ставят, допустим, «Ночь на Лысой горе» Мусоргского. Они не знают русского языка, но музыка не знает границ.
А потом завязалось общение и с некоторыми оркестрантами. Словом, год начинался довольно сложно, всё-таки другая страна и чужой язык, непривычный, но постепенно дела пошли в гору.
К концу пребывания в Штатах мне уже предлагали остаться, однако мне захотелось домой. Мне кажется, что уехать за рубеж я ещё успею, если что. Захотелось поучиться в своей стране, сначала в Уральском музыкальном колледже, а теперь в Петербургской консерватории. Да, я, наверное, по натуре путешественник, и, когда уезжаю из одного места, делаю так не от того, что мне там плохо, но еду за какими-то новыми впечатлениями и новыми знаниями.

— Хорошо, теперь хотелось бы несколько слов и о Санкт-Петербурге.

— Петербург — огромный город, где проходит множество мероприятий, концертов, фестивалей. Люди, конечно же, самые разные, но я бы не стал как-то пытаться сравнивать уральцев и петербуржцев. Я везде стараюсь замечать положительное, особенно если собрался здесь прожить не один год. А кто ищет, тот всегда найдёт.

— Я знаю, что ты — человек ночной. Ночью у тебя больше энергии. А что для тебя ночь? Какие эмоции дарит тебе это время суток, какие ассоциации вызывает?

— Ночь — это, пожалуй, период размышлений: абсолютно разных. Музыкой после 11 вечера я стараюсь не заниматься, не испытывать терпение своих соседей. Разве что могу включить что-нибудь послушать. А можно и в тишине расхаживать по комнате, думать о чём-то или, как вариант, делиться какими-то мыслями с друзьями и знакомыми посредством компьютера.
Бывает такое, что к ночи, действительно, прибавляется энергии. Ходишь весь день сонный, а тут ночь — и спать не хочется. Даже жалко такое время на сон тратить! Это тоже сложно описать словами. Допустим, я люблю ветер и из той же серии моя любовь к ночи. Можно позаниматься какими-то делами, поучить новый нотный материал без инструмента, чисто на слух или поготовиться к сдаче сессии. Особенно это касается теоретических предметов. Их, не относящихся к музыке, довольно много. Даже забываешь порой, кого из нас готовят: музыкантов или каких-нибудь экономистов! Правда, большинство подобной информации обычно сразу после сдачи зачёта стирается из памяти.
А порой хочется побыть одному, чтобы ничто не отвлекало, и ночь для этого как нельзя лучше подходит.
График занятий и репетиций у нас достаточно нестабильный, так что режим дня и всё такое — это не про меня. Но в целом, высыпаться я во многие дни успеваю. Концерты же начинаются, обычно, часов в 7, а то и в 8 вечера. Думаю, в среде музыкантов быть ночным созданием — явление не редкое.

— А как насчёт компьютерных игр? Ты — давний поклонник онлайн-игры «Былины». Скажи, чем тебя эта игра привлекает, что она для тебя значит?

— О, да, ещё одна ночная забава! Это целиком текстовый мир, то есть не утомляющий уши душераздирающими воплями умирающих чудовищ… В «стрелялки» всякие я тоже, бывает, поигрываю, но крайне эпизодически. А тут, просто, «буковки», как мы называем «Былины» между собой. И вот буковки бегут по экрану; можно побродить по этому виртуальному миру, а можно и посидеть пообщаться с другими игроками. Система общения там очень удобно реализована, почти как в старой доброй «аське».
Но, в отличии от обычного чата, здесь можно молча разрядиться, снять напряжение, сразившись с одним персонажем или с целым полчищем.
Хочется порой побыть несерьёзным, не собой, а кем-то другим, неким абстрактным воином, выходящим из замка с дружиной на просторы.
Порой и здесь, в игре, происходит общение на любые темы. Я даже познакомился в игре с несколькими музыкантами, так что пожелание типа «чтоб тебе соль диез нестройный да на три форте приснился» тоже вполне может там прозвучать среди своих.
И поскольку за буквами и образами стоят реальные люди, общение складывается самое разное. С теми, кто также живут в Петербурге, доводилось встречаться в реальном мире.

— Чувствую, человек ты позитивный и привык верить в лучшее. А как ты думаешь, останется ли твоё отношение к людям и к жизни таким же, скажем, через три года?

— Жизнь — штука непостоянная. А я сейчас стою на пороге значимых перемен. Пока ещё даже сам для себя не сформулировал чёткий план на будущее. Через год я оканчиваю консерваторию, и нужно будет что-то решать насчёт жизни дальнейшей. Поэтому сложно сказать о том, что со мной будет через год, а уж через три и подавно!
Да, я надеюсь, что не растеряю свою позитивность. Так интереснее жить. Понятно, что порой бывают разные трудности; их будет ещё немало. Но я надеюсь, что будут и моменты радостные, а в трудную минуту кто-нибудь верный окажется рядом. Я пока сохраняю веру и в людей, и в то, что смогу выпутаться из возможных проблемных ситуаций.

— Хорошо, и в конце — расскажи, пожалуйста, немного о своих ближайших планах.

— В ближайшем будущем, вот буквально в сентябре, планирую отправиться на очередной конкурс, на сей раз в Германию, в Дюссельдорф, так что сейчас разбираем программу, активно готовимся.

— Большое спасибо тебе за ответы и удачи в Дюссельдорфе. Думаю, что и наши читатели присоединятся к этому пожеланию.

Благодарим Вас за внимание! Пожалуйста, поделитесь с друзьями в соцсетях.

Добавить комментарий

Прокомментируйте с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*